Данильченко вновь подставляет Президента Сен25

ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ В:

Тэги

ПОДПИСКА В СОЦ.СЕТЯХ:



Данильченко вновь подставляет Президента

Корпоративный конфликт в сети клиник «Медюнион»
Частная российско-американская сеть клиник «Медюнион», одна из крупнейших в Красноярском крае, рискует «сгореть» в корпоративном конфликте. Его главные действующие лица – депутат краевого Заксобрания Юрий Данильченко и владелец дистрибьютора медоборудования American Medical Technologies Джеффери Дризин. Бывшие закадычные партнеры второй год делят бизнес с годовым оборотом около 240 млн рублей и уже дошли в противостоянии до арбитражных и гражданских разбирательств, пока в российских судах, но имеющих перспективу подпасть под американскую юрисдикцию. Vademecum попытался выяснить, что нарушило прежнее согласие успешных медицинских предпринимателей, какую роль в ссоре играют советник губернатора края Борис Маштаков, скандально известная участница московского девелоперского проекта «Царев сад» Елена Клименкова и другие персонажи второго плана.

Рождение и первые удачи российско-американской клиники «Медюнион» вполне позволяют перефразировать классика: все счастливые бизнесы счастливы одинаково. Американский бизнесмен Джеффери Дризин родом из Латвии, и потому основанная им в штате Иллинойс American Medical Technologies (AMT) изначально целилась в страны Прибалтики, а в начале 90-х вышла и на российский рынок. Дризин утверждает, что в те времена представительства его компании, специализировавшиеся на поставках, ремонте и обслуживании медоборудования (УЗИ, маммографов, КТ, МРТ и так далее), работали в Москве, Челябинске, Волгограде. Проник американец и в Красноярский край, куда в 1992 году привез первую, по его словам, в регионе ангиографическую установку. «А в 1994 году я привез в краевую больницу гуманитарную помощь на сотни тысяч долларов и бригаду американских кардиохирургов. Об этом тогда много писали красноярские СМИ», – гордится Дризин. С этой больницей у AMT сложились тесные, доверительные отношения – американцы обучали местных врачей и даже платили им стипендию, а сам коммерсант близко сошелся с главврачом ККБ Борисом Маштаковым. «С Джеффом меня связывает давняя дружба. Он мне много помогал в жизни, например, прооперироваться в Штатах. Он стал мне как родной брат», – подтверждает Маштаков, сейчас занимающий пост советника губернатора Красноярского края.

Маштаков и познакомил своего американского «брата» с местным предпринимателем Юрием Данильченко, основавшим в 1999 году аптечную сеть «ФармСибКо» и быстро выведшим ее в число лидеров краевого фармрынка. В 2006-м Данильченко решил попытать счастья в смежной отрасли – построить медицинский бизнес, в который позвал соинвестором Джеффери Дризина. В качестве своего взноса американец поставил в лечебно-диагностический центр «ФармСибКо» оборудование на сумму более $500 тысяч, по его утверждениям, «без всяких гарантий и предоплаты». Впрочем, 25-процентную долю в ООО «ЛДЦ «ФармСибКо» (через AMT) и право претендовать на дивиденды Дризин получил. По данным СПАРК-Интерфакс, соучредителями клиники, помимо АМТ, изначально выступали Борис Маштаков (24%) и подконтрольное Данильченко ООО «ФармСибКо» (51%).

Участие в бизнесе зарегистрированной в США торговой компании позволило собственникам позиционировать «Медюнион» как российско-американскую клинику. Гендиректором медцентра стала Марина Немик, жена одного из руководителей Агентства здравоохранения и лекарственного обеспечения администрации Красноярского края Бориса Немика, впоследствии дослужившегося до поста замминистра здравоохранения региона. «Хотелось оставить на память красноярцам настоящую американскую клинику, в которую я вложил весь свой накопленный за многие годы мировой опыт и немалые финансовые средства», – объясняет Дризин Vademecum.

Клиника действительно добилась на местном рынке некоторых успехов. По данным Аналитического центра Vademecum, выручка «Медюниона» в 2015 году доросла почти до 240 млн рублей, что вывело ее на второе после медцентра «Русала» место в краевом рейтинге. Постепенно медпредприятие трансформировалось в небольшую – на четыре филиала – поликлиническую сеть и включилось в территориальную программу госгарантий. «Клиника «Медюнион» – заметный игрок красноярского рынка, пожалуй, старейшая и крупнейшая частная сеть в регионе. Один из ее основателей Юрий Михайлович Данильченко больше известен как политик, от бизнеса он, насколько мне известно, давно дистанцировался», – рассказал Vademecum генеральный директор красноярского Центра современной кардиологии Михаил Смирнов.

АПОЛИТИЧНЫЕ ДИВИДЕНДЫ

Строивший все эти годы не только бизнес, но и политическую карьеру Данильченко сейчас прежде всего председатель Комитета по охране здоровья и социальной политике красноярского Заксобрания. От своих коммерческих проектов он дистанцировался. Аптечная сеть «ФармСибКо», насчитывавшая 22 точки, в 2015 году перешла к катреновской «Мелодии здоровья». Сумму сделки стороны тогда не раскрыли, но факт остается фактом – Юрий Данильченко стал самым богатым краевым депутатом: согласно декларации о доходах за 2015 год, он заработал 130,1 млн рублей. Из состава учредителей ЛДЦ «ФармСибКо» парламентарий тоже вышел – по данным СПАРК‑Интерфакс, сейчас компания принадлежит AMT (35%), Алексею Данильченко (28%) и Дмитрию Лазареву (23%). Представители депутата настаивают, что от медицинского бизнеса, равно как и от спора с американским совладельцем клиники, Юрий Данильченко бесконечно далек. «Мой доверитель короткий период – с середины 2014 года до октября 2016 года – являлся участником ООО «ЛДЦ «ФармСибКо», никаких сделок не заключал и не согласовывал. В настоящее время он никакого отношения к деятельности указанной организации не имеет», – заявил Vademecum адвокат Данильченко Александр Васильев.

Тем не менее народный избранник по‑прежнему участвует в другой связанной с клиникой компании – зарегистрированном в 2015 году ООО «Медюнион»: по данным СПАРК‑Интерфакс, Юрию Данильченко принадлежат 36,85% долей общества, Дмитрию Лазареву – 30,15%, AMT – 33%. Как следует из письма и. о. прокурора Красноярского края Александра Блошкина №1806423 от 6 марта 2017 года, которым с Vademecum поделились представители Данильченко, в отношении доли в «Медюнионе» заключен договор доверительного управления.  «На собрании 2015 года дивиденды, по решению моих партнеров, распределены не были. Все мои попытки получить хоть какие-нибудь финансовые документы от директора ООО «ЛДЦ «ФармСибКо» Немик не увенчались успехом», – рассказывает о начале своего конфликта с российскими соучредителями клиники Джеффери Дризин. По словам Бориса Маштакова, особая роль в отстранении американца от «Медюниона» принадлежит «зятю Данильченко» Дмитрию Лазареву. «Раньше они [Юрий Данильченко и Дмитрий Лазарев. – Vademecum] делили бизнес между собой пополам, – рассказывает Маштаков. – Но у Данильченко есть еще двое сыновей, и когда они повзрослели, он сказал Лазареву, что бизнес нужно поделить на четверых, на что Лазарев ответил отказом. У них началась тяжба, в нее нас и втянул Лазарев».

По словам Маштакова, Лазарев лично рассказал ему и Дризину, как действовала «схема вывода» активов из ООО «ЛДЦ «ФармСибКо»: средства якобы выводились на счета других компаний через договоры аренды или займа, без согласования с другими учредителями. Дризин же сегодня уверен, что в схеме были задействованы «как компании, принадлежащие Данильченко и Лазареву, так и фирмы‑однодневки».

В числе контрагентов «ФармСибКо» Дризин называет в первую очередь ООО «Флагман» и ООО «Эверест», которые действительно были аффилированы с Юрием Данильченко. По данным СПАРК‑Интерфакс, до 7 июля 2017 года Данильченко принадлежали 53% долей «Флагмана», но сейчас компанией в соотношении 55% на 45% владеют Вениамин Рогожин и Денис Игнатов; в «Эвересте» депутат до 4 июля 2017 года имел 55% долей, сегодня основным владельцем общества значится Дмитрий Лазарев (98%), еще 2% – у Михаила Нуриева.

В частности, Дризином, точнее АМТ и ЛДЦ «ФармСибКо», в октябре 2016 года был подан в краевой арбитраж иск, указывающий на жонглирование арендными ставками: принадлежащие «Флагману» помещения и прилегающая к зданию территория 1 августа 2013 года были сданы ЛДЦ «ФармСибКо» по цене 400 тысяч рублей в месяц, на следующий день допсоглашением к договору аренды стоимость съема была поднята до 1,8 млн рублей, в декабре 2015 года вновь снижена – до 434 тысяч рублей, а в июле 2016-го вновь подскочила – до 1,7 млн рублей. Эти цифры и даты подтверждаются материалами Красноярского краевого арбитражного суда. Вообще-то иск Дризин подал не сразу, а сначала попытался разобраться, что не так. Американец нанял специалистов из московской компании «Интерком-Аудит». В YouTube до сих пор висит ролик, демонстрирующий визит аудиторов и Дризина в «Мединком»: собственника и его ассистентов, интересующихся происходящим, в клинику пустили, но документы показывать не стали, сославшись на болезнь гендиректора Марины Немик. Как свидетельствует Борис Маштаков, попытка разобраться с арендными махинациями и вообще с выводом средств из ЛДЦ так повлияла на Лазарева, что он переметнулся от Дризина к Данильченко, то есть «принял позицию тестя». Свериться с мнением Дмитрия Лазарева на этот счет не удалось – он был недоступен для комментариев, юридические представители Данильченко отказались поделиться его контактами с Vademecum. 

Джеффери Дризин и Елена Клименкова, усомнившиеся в своих партнерах по «Медюниону», 4 октября 2016 года попытались провести аудиторскую проверку в клинике и даже записали все события на видео, которое затем выложили на YouTube
Фото: kp.ru

Почти отчаявшись осмыслить и скорректировать ситуацию, Дризин и Маштаков решили выйти из проблемного проекта – они предложили Юрию Данильченко выкупить их доли в ЛДЦ, но ответа, по их свидетельству, не дождались. «К этому вопросу он не возвращался. Зачем покупать, когда можно забрать?» – возмущается Джеффери Дризин позицией вчерашнего партнера. Доверенное лицо Данильченко адвокат Васильев настаивает на другой версии развития событий: «Весной 2016 года Дризин предложил Данильченко продать весь (100%) медицинский бизнес, включая объекты недвижимости, стороннему покупателю и предпринял для этого определенные шаги. Данильченко на это не согласился, полагая, что такая сделка нанесет ущерб его интересам. Дальнейшее развитие событий укрепило его в мысли, что у него пытаются «отжать» бизнес».

Тем временем Дризин продолжал настаивать хоть на каком-нибудь приемлемом для него варианте разрешения спора. В качестве орудия борьбы за медицинский актив американец выбрал живое русское слово: в видеоинтервью краевой интернет-газете Bomba.news от 9 октября 2016 года Дризин утверждал, что инвестировал в клинику «Медюнион» около $2,5 млн «в виде оборудования, технологий, обслуживания запчастей», в подробностях описывал схему «вывода денег» из во всех смыслах дорогого ему дела. Публикацию Bomba.news быстро «расшарили» местные медиа, в том числе «Красноярская газета» и «Krasnews.com – Красноярские новости», за что Юрий Данильченко даже попытался привлечь оппонента и поддержавшие его СМИ к ответственности. Депутат подал иск к ряду местных изданий и AMT о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда, оценив свою претензию в 30 млн рублей. В июне 2017 года Железнодорожный районный суд Красноярска ответил истцу отказом, рекомендовав сторонам преодолеть разногласия в арбитражном суде. Как утверждает Васильев, решение районного суда удалось обжаловать в высшей – краевой инстанции.

ВОШЛИ В АРБИТРАЖ

Как уже было замечено выше, в октябре 2016 года AMT, Дризин и Маштаков все же отправились в красноярский арбитраж. Сегодня Vademecum в общей сложности насчитал не менее десятка исков, связанных с конфликтом собственников клиники «Медюнион». Промежуточные результаты истцами были получены: они смогли добиться аудиторской проверки бизнеса, обязать партнеров предоставить договоры о сотрудничестве и акты сдачи-приемки выполненных работ. Им даже удалось с помощью суда разобраться с арендной чехардой – признать недействительными невыгодные клинике допсоглашения с ООО «Флагман», однако эта победа оказалась как минимум неубедительной: ЛДЦ подал на решение арбитража апелляцию, кончательное рассмотрение которой до сих пор не состоялось.

В конце сентября и начале октября нынешнего года краевой арбитраж должен рассмотреть еще несколько исков AMT, в частности, связанных с арендой помещения, собраниями акционеров клиники, а также со взысканием с «ФармСибКо» $1,4 млн долга и пеней за поставленный АМТ томограф. Представители Данильченко отказались до решения суда подробно комментировать суть дела, но заметили, что у администрации клиники есть все документы, обосновывающие законность движения финансов.

Сторонние юристы оценивают шансы Дризина и Ко на успех в краевом арбитраже скептически. «Тот факт, что с миноритариями не согласовали сделку с заинтересованностью другого акционера, сам по себе не является безусловным основанием для того, чтобы признать ее недействительной. Истцам нужно доказать, что сделка была нерыночной и причинила ущерб обществу. Например, сдача помещения в аренду аффилированной компании, о которой идет речь в одном из исков, – стандартная практика. Другой вопрос, на каких условиях был заключен этот договор», – объясняет адвокат, директор самарского филиала юридической группы «Яковлев и партнеры» Илья Плотников.

Тем временем Юрий Данильченко нанес оппонентам контрудар, добившись возбуждения в отношении AMT уголовного дела по ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). По словам представителей депутата, американские партнеры в июле 2016 года заключили с ООО «ЛДЦ «ФармСибКо» договор о проведении лекций на общую сумму 52 тысячи евро, но «никаких лекций не провели, получили деньги и уехали». Расследованием занимается ГСУ СК РФ по Красноярскому краю. Как рассказал Vademecum сам Джеффери Дризин, заявление от руководства ООО «ЛДЦ «ФармСибКо» в компетентные органы было подано через восемь месяцев после заключения договора, гендиректор клиники Марина Немик «не прислала никакой официальной претензии о том, что качество оказанных услуг ее не устраивает», а о самом уголовном деле он вообще узнал из статьи в «Комсомольской правде».

Теперь Дризин планирует по всему комплексу претензий к своим красноярским оппонентам обратиться в суд по месту жительства – в Иллинойсе: «Моя американская компания не получила причитающиеся ей дивиденды по вине других совладельцев бизнеса. А поскольку дивиденды не получены, недосчитался налогов и бюджет США. А это уже очень серьезно! Кроме того, за рубежом у Данильченко и Лазарева имеются денежные средства и недвижимость, на которые американский суд может наложить взыскания».

Что же касается Дмитрия Лазарева, который, по словам Бориса Маштакова, спровоцировал корпоративный конфликт, то он в июле 2017 года направил в АС Красноярского края иск к ООО «ФармСибКо» с требованием выкупить его долю в клинике за 260 млн рублей, то есть пошел параллельным с Дризином и Маштаковым путем «обналичивания» своей доли в проблемном активе. «Нередко в подобных корпоративных конфликтах участники и акционеры, считающие свои интересы ущемленными, предъявляют требования о взыскании убытков к руководителю организации, который принимает решения, в том числе о заключении сделок, – говорит Илья Плотников. – Дальнейшие разбирательства могут не только перетечь из арбитражного производства в уголовное, но и привести к банкротству компании».

ТАЛАНТЫ И ПОКОЙНИКИ

У представителей Юрия Данильченко, естественно, есть иное видение причин корпоративной войны. По мнению Александра Васильева, внезапное охлаждение отношений Данильченко и Дризина было спровоцировано вице‑президентом American Medical Technologies Еленой Клименковой. Аргументируя эту версию, сторонники депутата Данильченко намеренно подчеркивают некоторые факты биографии Клименковой, в частности, опыт ее тесного сотрудничества с известным московским девелопером Геннадием Шульманом. Принадлежащая последнему ФСК «Кейстоун» в 1998 году получила в Сбербанке Москвы кредит в $150 млн на строительство офисного центра «Царев сад», который должен был вырасти прямо напротив Кремля – на Софийской набережной. Но стройка затянулась. В 2001 году залог по кредиту – один из возведенных объектов «Царева сада» – непонятным образом оказался в собственности у «Кейстоуна», и по странному стечению обстоятельств ровно в то же время и сам кредитор, Сбербанк Москвы, был ликвидирован. Вскоре Шульман занемог и попал в больницу. Описывавший эти события «Коммерсантъ» («Ъ» №99 от 11 июня 2002 года) сообщал, что вице-президент «Кейстоуна» Елена Клименкова забрала бизнесмена из стационара, «так и не дав ему долечиться», и увезла на свою дачу в Подмосковье, «где он скончался при загадочных обстоятельствах».

С подачи службы безопасности Сбербанка ГУБОП МВД проверил финансово-хозяйственную деятельность ФСК «Кейстоун» и обнаружил, что строители офисного центра успели получить от Сбербанка Москвы почти $90 млн, что, по мнению проверяющих, никак не соответствовало объему выполненных на Софийской набережной строительных работ. Зато в Княжестве Лихтенштейн была обнаружена зарегистрированная на имя Клименковой компания Crill Anstalt, на счете которой в Ost-West Handelsbank находилось $46,5 млн. Главное следственное управление ГУВД Москвы возбудило уголовное дело по факту мошенничества и увода денежных средств за рубеж, Елене Клименковой предъявили соответствующее обвинение. Вице-президента «Кейстоуна» задержали и отправили в СИЗО. Прокуроры требовали для обвиняемой 13 лет тюрьмы, однако судья Гагаринского суда Москвы Эдуард Чувашов приговорил Клименкову к восьми годам заключения в колонии общего режима и обязал ее выплатить Сбербанку 508 млн рублей. Этот вердикт прозвучал в декабре 2005 года, однако уже летом 2006-го обвинения по статьям о хищении и отмывании денежных средств с Клименковой были сняты, и она вышла на свободу. Компенсировать ущерб в гражданском суде Сбербанку не удалось.

«Я хорошо знаю события этого периода, поскольку слышал всю эту историю и видел документы, но уже в американском суде, в котором рассматривался вопрос о предоставлении Елене Васильевне вида на жительство в США. А, как известно, американские суды не предоставляют вида на жительство в США лицам, совершим преступления. С ней меня познакомили общие друзья в США в 2009 году, а в 2010 году она стала моей женой», – признался Vademecum Дризин. В 2015 году Елена Клименкова заняла пост вице‑президента AMT.

Драматичный московский эпизод из биографии Елены Клименковой, вспомнить который Vademecum вынудили участники сегодняшних красноярских корпоративных баталий, описан не только изданием «Коммерсантъ» и не только в «нулевых». О том, кем и как на Софийской набережной был разбит «Царев сад», 13 апреля 2017 года в подробностях рассказало московское сетевое издание «Новый день», а затем и «Комсомольская правда». «Прежде чем апеллировать к средствам массовой информации и жаловаться, что их притесняют местные власти, нашим заокеанским партнерам следовало бы постараться посмотреть на свою деятельность непредвзято. И как бы со стороны», – рекомендует героям своей публикации красноярский корреспондент «Нового дня» Екатерина Попова. Уточнить у нее обстоятельства создания ретроспективы Vademecum не удалось – автор, по словам ее коллег, в момент нашего обращения находилась в отпуске. В «КП» на запрос Vademecum о мотивах «перепоста» не ответили.

Достоверно оценить участие Елены Клименковой в конфликте Дризина и Данильченко трудно, но и назвать ее сторонним наблюдателем красноярского сюжета не получится. Нынешний вице-президент American Medical Technologies Елена Клименкова на портале «Я репортер» под псевдонимом Софья Агачер в марте 2017 года выступила с обличительным текстом о том, как депутат Данильченко обходится со своими партнерами. Джеффери Дризин не отрицает, что его соратница и супруга была как минимум свидетелем событий в ЛДЦ «ФармСибКо» – участвовала в собрании акционеров и собственноручно записала на видео ту самую неудачную попытку провести в клинике аудит.

ИсточникVademecum №15, 2017



-5 баллов-4 балла-3 балла-2 балла-1 балл+1 балл+2 балла+3 балла+4 балла+5 баллов
Загрузка...





РЕПОРТЕР:

Если репортер указывает стоимость своих услуг и контактный телефон, значит Вы можете заказать у него составление и публикацию новости в проекте от его имени.

СТОИМОСТЬ НАПИСАНИЯ СТАТЬИ:
СТОИМОСТЬ ВЫЕЗДНОГО СЮЖЕТА:
КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН:


ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ: